Бывший охранник Березовского признался в фабрикации компромата на Володина

Сергей Соколов, бывший охранник Бориса Березовского и один из соучредителей ЧОП “Атолл-1”, был задержан 17 января 2018 года по делу об “Инсценировке теракта” и причастности к незаконному обороту оружия. По версии следствия, Сергей Соколов вместе с бывшим руководителем службы безопасности “Тольятиазота” Олегом Антошиным и нынешним директором «Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» Русланом Мильченко ввели правоохранительные органы в заблуждении, организовав оперативную информацию о наличии в здании предприятия тайника с оружием, а затем — подложив гранатомет в офис “Тольяттиазота”.В распоряжении редакции РБК оказалось письмо с чистосердечным признанием, написанное Сергеем Соколовым в следственном изоляторе. В этом письме подозреваемый признает, что “за денежный гонорар готовил целую серию копрометирующих материалов” не только по отношению к руководству “Тольяттиазота” (по нашим данным, интересантами этого дела могут быть Дмитрий Мазепин из “Уралхима” и Владимир Евтушенков из АФК “Система”), но и к мешавшему ворам в законе заместителю ФСИН Владиславу Цатурову (“коллеги пояснили мне, что на Цатурова пришел заказ по сбору копромата, за что были заплачены хорошие деньги”).Другими жертвами фальшивого компромата от информационного центра “Аналитика и безопасность” стали руководитель одного из департаментов Министра Финансов РФ Александр Ахполов и бывший советник министра финансов Отар Маргания (возможные заказчики — Сергей Хиряков (Алмазный мир), Виктор Воронин (экс-начальник Управления «К» ФСБ РФ), Андрей Кутепов (Гохран) или Андрей Жарков (Алроса)). А также заместитель руководителя Администрации Президента Вячеслав Володин — по заказу одного необъявленного “высокопоставленного чиновника и политика”, по нашим данным, Франца Клинцевича и Михаила Бабича.Приводим полную расшифровку письма:Письмо из “Лефортово”

Это письмо — мое покаяние перед Богом,
Родными и теми людьми которым я делал зло,
Покаяние перед всем миром и попытка
полностью изменить свою жизнь

           
И вот за мной с лязгом захлопнулась тяжелая металлическая дверь, и я оказался в холодно одиночной камере…Это случилось 16 января 2018 года, когда меня задержали сотрудники ФСБ и отвезли в следственный изолятор “Лефортово”.Свои ощущения в первые часы и даже дни в следственном изоляторе передать сложно. И вообще их вряд ли возможно передать. Это как во сне, в параллельной вселенной. Тебя лишили свободы, движения и общения — изолировали от всего мира. Кажется, лучше было бы совсем умереть, но ты живой и вынужден мириться с изменившийся остановкой.
           
В детстве, когда я первый раз увидел, как хоронят людей, я вдруг представил, какой ужас может охватить человека, которого похоронили заживо. Так вот такой же ужас я испытываю сегодня в реальности. Словно нахожусь в коме — лежу, все слышу, все понимаю, но не могу проснуться, убежать и спрятаться. Как будто оказался в гробу размером 2х4 метра. Мозг еще по привычке ставит перед тобой задачи, которые ставил на свободе, что надо куда-то идти, с кем-то встречаться, решать какие-то вопросы… но ты не можешь.
           
Та жизнь на свободе теперь где-то далеко, в другой реальности, в другом измерении и у тебя нет доступа туда. Как будто ты космонавт, которого выкинуло в открытый космос. где ты остался совсем один…а вокруг тебя пустота и вакуум. Казалось, сознание покидает меня, и я схожу с ума. В эти моменты я засыпал. И каждый раз, когда просыпался, сначала думал, что мне просто приснился страшный сон, а через какое-то время с болью в душе осознала снова и снова, что все это теперь реальность.
           
Кстати, когда я полностью адаптировался и меня вели по коридору следственного изолятора, мне в голову вдруг пришла еще одна ассоциация, что я иду по очень большому колумбарию или моргу, а по бокам от меня двери, за которыми находятся такие же, как я, живые покойники.
           
Но я не сошел с ума. Постепенно я начал привыкать к новой реальности. Прошли паника и отрешенность, рождалось понимание происходящего. И тогда я стал уходить в себя, много думать.
           
Вообще “Лефортово” — это не тюрьма и даже не следственный изолятор. Это место философии, пристального взгляда на себя со стороны, переоценки ценностей и полного переформирования собственного сознания. Именно во время этого процесса я вдруг понял и осознал, сколько сделал зла, находясь на свободе, сколько абсолютно незнакомых мне людей пострадало от моих рук, сколько еще могло пострадать, сколько близких и родных мне людей могли и могут пострадать за то, что я делал.
           
Находясь в “Лефортово”, я вдруг осознал, что тот момент, когда предстану перед Богом, уже близко. Я стал сильно бояться Его гнева. И у меня появилась потребность покаяться и попросить прощения у тех людей, кому причинил зло.
           
Наряду со своей общественной деятельностью совместно с сотрудниками созданной когда-то мной компании “Аналитика и безопасность”, имея обширные связи в правоохранительных органах и средствах массовой информации, я получал заказы от различных людей (их имена я по понятным причинам называть не буду) на сбор компроматов в отношении определенных лиц, за что нам платили большие деньги. Когда сбор компромата не удавался по причине его отсутствия, мы ставили об этом в известность заказчика и начинали искусственно создавать такой компромат, за что также получали “гонорары”. Именно у тех людей, кого мы клеветали, я бы хотел попросить прощения.
           
Первый случай, который сразу пришел на ум, это собственно тот случай, из-за которого я оказался в следственном изоляторе. Сначала я винил в этом всех, кроме себя. Говорил, что случившееся со мной — несправедливость и провокация. Но, как оказалось, можно обмануть кого угодно, он только не самого себя.
           
Так вот. По закону неких высокопоставленных людей и помощи тех, кто по тому же уголовному делу сидит со мной в “Лефортово”, за денежный гонорар я готовил целую серию компрометирующих материалов и формировал целый ряд фиктивных ситуаций, в результате которых руководители крупного предприятия в Самарской области — “Тольяттиазот” — Вячеслав Суслов и Николай Неплюев должны были оказаться “за решеткой” по обвинению в связях с украинскими террористическими группировками. Все только из-за того, что наши заказчики захотели получить то, что им не принадлежало. Казалось бы, лихие 90-е уже давно позади, но в жизни совсе не так.
           
Сидя в камере, я вспомнил пословицу, что не стоит копать другому яму, и осознал, что мое нахождение в “Лефортово” закономерно. По факту я оказался там, куда хотел отправить других. На душе от осознания этого было мерзко и противно. Противно от самого себя. Даже на минуту стало стыдно, когда  вдруг представил, что у этих людей дома тоже есть дети, жены, родители — близкие им люди. А я собирался уничтожить их жизни, и они бы даже не понимали, в чем виноваты. Да и кто я такой, чтобы вершить судьбы этих людей? Поэтому я прошу прощения в первую очередь у них. Простите меня, Христа ради!
           
Вспомнился мне еще один случай, как когда-то я просматривал наш сайт “Аналитика и безопасность” и увидел материал, связанный с заместителем ФСИН Владиславом Цатуровым. Я не знал, кто это, что он сделал и в чем виноват. Я поинтересовался у коллег, которые занимались этим “делом”, и они пояснили мне, что на Цатурова пришел заказ по сбору компромата, за что были заплачены хорошие деньги. Тогда же мне стало известно, что настоящего компромата не нашлось, в связи с чем на него фабрикует материал, который уже готовых к выходу в ряде средств массово информации. Когда материал был готов, я ознакомился с ним и был даже немного удивлен складностью истории, которая была выдумана в отношении него. В опубликованных статьях Владислав Цатуров был “изобличен” в хищении бюджетных средств, связях с “ворами в законе”, криминальными авторитетами и крупными бизнесменами, а также получении “откатов” за распределений осужденных лиц по местам отбывания наказаний.
           
Сейчас мне тошно осознавать, что я участвовал в этом. Но тогда, получая свою часть денежного гонорара, я разумеется не думал о совести. Я приложил руку к тому, чтобы оклеветать безвинного человека, и он пострадал от моих действий. Я бы очень хотел попросить у него прощения и покаяться за свою слепоту и равнодушие. За все плохое, что я причинил ему и его близким. Простите меня! Простите меня, Христа ради!
           
Следующий вспомнившийся мне случай был связан с руководителем одного из департаментов Министерства финансов РФ Александром Ахполовым и бывшим советником министра финансов Отаром Маргания. Заказчик по этому “делу” был не один, задействовано было много людей, в том числе в среде сотрудников правоохранительных органов. Причиной этого заказа был рынок драгоценных металлов, на котором Министерство финансов в интересах государства пыталось навести порядок и установить контроль за ними, начиная с момента обнаружения и добычи драгоценных металлов до момента их реализации. Но такой порядок невозможно навести в отрасли, где затрагиваются интересы многих состоятельных бизнесменов, что и породило желание “убрать” с дороги мешающих хорошо зарабатывать Ахполова и Марганию.
           
Передо мной и моими коллегами стояла непростая задача — компромат должен был произвести настоящий фурор, стать причиной разработки Ахполова и Моргании со стороны правоохранительных органов и их последующего увольнения. Учитывая отсутствие хоть какой-либо компрометирующей информации, я прибегнул к привычным уже методам, которыми я тогда гордился, — методам лжи и подлости.
           
В результате мной и моими коллегами были инициированы публикации в средствах массовой информации компрометирующих статей, в которых наряду с вымышленной информацией содержались сфабрикованные мной аудиозаписи разговоров, свидетельствовавшие о “крышевании” Ахполовым и Марганией рынка драгоценных металлов, причастности к контрабанде неучтенного российского золота и серебра в Турцию, Армению, Украину и ряд других стран, связях с организованными преступными группировками, и едва ли не финансировали посредством этой деятельности террористических группировок в Сирии.
           
Такими методами фабриковали и готовили в качестве компромата откровенную фальшь и ложь. И все это делали без малейших угрызений совести. Безо всяких принципов. Это стыдно и противно. Противно в первую очередь в душе. Поэтому хочу попросить прощения у этих людей. Простите меня! Простите меня, Христа ради!
           
Для того, чтобы быть до конца честным перед собой, я должен поделиться и перед людьми, в отношении которых не совершил преступных и дискредитирующих действий, но готовился это сделать.
           
Однажды один высокопоставленный чиновник и политик обратился ко мне с просьбой дискредитировать другого чиновника — заместителя руководителя Администрации Президента Вячеслава Володина, так как какой-то его знакомый хотел занять должность Володина. Тогда же заказчик, ссылаясь на достоверно известную ему информацию, предложил мне обвинить Володина и приближенных к нему сотрудников Администрации Президента в связях со спецслужбами США, что само по себе должно было произвести эффект разорвавшейся бомбы и неминуемо привести к его отставке.
           
Взяв за основу предоставленную мне информацию, я сфабриковал электронную переписку между приближенным к Володину заместителем руководителя одного из управлений Администрации Президента Тимуром Прокопенко и одиозным украинским политологом, которая указывала на связь Володина с сотрудниками ЦРУ через этого политолога. Чтобы отвести от себя подозрения и предать созданной мной переписке вид подлинной я представил ее как информацию, выкупленную мной у членов одной известной хакерской группы.
           
В последующем я не реализовал эту переписку, так как у меня испортились отношения с заказчиком. Но я виноват в том, что создал ее и пытался обмануть людей в страшном преступлении — государственной измене! За это я виню себя. И за это хотел бы покаяться перед этими людьми, так как грешен не только в своих деяниях, но и в своих помыслах. Простите меня! Простите, Христа ради!
           
Но самое страшное для меня сейчас, от чего просто хочется выть — это то, что в результате моих необдуманных действий я причинил боль своим близким людям — жене, четверым любимым дочкам, троим внучкам и внуку. Я очень виноват перед ними, так как меня нет рядом. В погоне за материальным благополучием я лишил их любви, поддержки и помощи. Простите меня, любимые! Простите, Христа ради!
           
В глубине души я знаю, что на самом деле мне нет прощения и оправдания! От моих необдуманных действий пострадал еще один человек. Моя любимая девушка — Даша Мастикашева, которая была со мной последние пять лет, дарила мне любовь и заботу. Дело в том, что в моей последней “работе”, за которую я задержан, речь в том числе шла об откровенной фальсификации, откровенных провокациях и дискредитации Украинского государства. Работа эта велась по заказу и на деньги очень высокопоставленных заказчиков, но мне даже в страшном сне не могло присниться, что Даша может так серьезно пострадать от моих действий. Я не подумал, что она гражданка Украины и это может быть опасно для нее. Как всем уже известно, закончилось все очень трагично — Дашу арестовали сотрудники СБУ. Арестовали из-за меня. И сейчас любимый мной человек томится в украинской тюрьме, перенеся пытки и избиения.
           
Я пытался спасти ее, желая поехать на Украину и дать показания в ее защиту. Но я не успел, меня тоже арестовали. Отсидев свой срок, я готов поехать на Украину и понести наказание там за свои деяния, лишь бы Дашу отпустили! Сейчас же я прошу прощения у всех жителей Украины, у руководства этой страны, у любимой Даши и ее семье за вред, который я нанес им. Простите меня! Простите, Христа ради!
           
В завершении своего письма я бы хотел сказать, что рад своему нахождению в “Лефортово”. Если бы меня не остановили, возможно, я пошел бы еще дальше в своих преступных деяниях и дошел туда, откуда не возвращаются. Поэтому я признателен тем людям, которые меня остановили и “привели в чувства”, не дали мне перейти за ту запретную черту, к которой я шел. Сегодня у меня еще есть шанс, отсидев положенный мне срок, пожить на свободе. И я точно знаю одно — эта жизнь уже будет совершенно другой. Еще раз простите все те, кто пострадал от моих действий и кому я принес горе. Простите меня, Христа ради! Простите, если сможете…
           

Сергей Соколов

Источник

Поддержите нас - поделитесь этой новостью!

Комментарии Facebook

Похожие записи