Генерал Дрыманов рассказал об «особом» интересе ФСБ к делу о перестрелке на Рочдельской

По словам бывшего главы столичного СКР, спецслужба пыталась отстаивать интересы Эдуарда Буданцева. О том, что Буданцев является «человеком ФСБ» ранее говорили источники «Преступной России».

Бывший руководитель Главного следственного управления Следственного комитета по Москве Александр Дрыманов накануне дал показания в рамках дела о получении взятки на 1 млн долларов. 

Следствие полагает, что Дрыманов и его подчиненные получили эту сумму от предпринимателя Дмитрия Смычковского за освобождение из СИЗО «правой руки» «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодой) Андрея Кочуйкова (Итальянец). 

Дрыманов рассказал, что он не принимал решений по поводу Кочуйкова, а расследование перестрелки на Рочдельской, в которой участвовал последний, изначально находилось под пристальным вниманием ФСБ

Интерес спецслужбы был связан с другим обвиняемым, отмечает Дрыманов, адвокатом Эдуардом Буданцевым. Так, экс-глава столичного главка СКР вспоминает, что после задержания всех подозреваемых в перестрелке у него состоялся разговор с сотрудниками управления «М» ФСБ. В ходе беседы Дрыманову рассказали, что Буданцев в прошлом работал в спецслужбе, имеет награды и четверых детей. Эту информацию, по словам бывшего силовика, ему «настоятельно рекомендовали учесть» при избрании меры пресечения. В результате следствие ходатайствовало о домашнем аресте для Буданцева. 

Однако такой сценарий, особенно на фоне отправки в СИЗО Кочуйкова, которому вменяли вымогательство, вызвало вопросы у управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР, говорит Дрыманов. В итоге он был вызван на разговор к тогдашнему начальнику управления Михаилу Максименко и его заместителю Александру Ламонову. 

«Они с некими претензиями, как мне показалось, начали выяснять у меня, почему арестовали людей, которые не стреляли, а тех, которые стреляли, арестовывать не стали», — рассказал Дрыманов. 

После этого замглавы управления «М» ФСБ Андрей Трухачев пожаловался Дрыманову, что Максименко, похоже, склоняется к версии о виновности Буданцева в перестрелке, что противоречит позиции управления, следует из показаний. Бывший генерал рекомендовал сотруднику спецслужбы пересмотреть свое мнение и наладить контакт со спецслужбой. После этого, все возбужденные в связи с перестрелкой дела было решено передать под прямое кураторство Дениса Никандрова, добавил Дрыманов. 

Сразу после перестрелки источники «Преступной России» сообщали о том, что в эту историю вступили влиятельные лица. По его данным, не последнюю роль в судьбе Буданцева сыграли высокопоставленные покровители из центрального аппарата ФСБ, с чем, собственно говоря, и связано лояльное к нему отношение со стороны следствия.

Своей вины в получении взятки он не признал, заявив, что с самого начала своей работы на посту главы столичного управления СКР находился под пристальным вниманием ФСБ. Он напомнил, что с апреля 2013 года был взят под госзащиту, в связи с чем сотрудники ФСО и ФСБ регулярно осматривали его кабинет «под предлогом обеспечения безопасности», в том числе проверяли его «вертушки» — телефоны спецсвязи. 

Дрыманов признался, что такое «усердие» вызывало у него подозрения, однако, по большому счету, мало его волновало, поскольку он не совершал «ничего противозаконного». 

Что касается сумки Bosco, в которой, по версии следствия, Дрыманов передал своему заместителю Никандрову 200 тысяч долларов из миллионной взятки, то экс-генерал утверждает, что в ней не было денег, а только спортивная форма Никандрова и початый коньяк. 

Дрыманов рассказал, что вместе с коллегой участвовал в благотворительном марафоне, после которого Никандров оставил у него в машине ту самую сумку Bosco со спортивной одеждой. После Дрыманов отнес ее в кабинет, а в день, когда Никандрову подтвердили назначение на должность заместителя столичного главка СКР, они вместе обмыли это коньяком, который Дрыманов потом положил в сумки и передал новоиспеченному заму. Показания Никандрова против него экс-генерал объяснил давлением ФСБ

Также бывший силовик не стал отрицать, что был в товарищеских отношениях с девелопером Дмитрием Смычковским, который, как полагает следствие, выступил посредником при передаче взятки. По словам Дрыманова, никаких денег от Смычковского он никогда не получал, а единственную услугу, которую предприниматель ему оказал, был осмотр у врача, когда у силовика начались сильные головные боли.

Источник

Поддержите нас - поделитесь этой новостью!

Комментарии Facebook

Похожие записи