Открытое письмо сомнений ученых: «Расхождения в данных и некачественная отчетность по промежуточным данным исследования фазы 3 Sputnik V»

Вчера в ряде российских СМИ появилась статья о том, что научное сообщество усомнилось в достоверности данных по вакцине Sputnik. В качестве первоисточника указаны  средства массовой информации, внесенные Минюстом РФ в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

Первоисточники утверждают, что «эпидемиологи из разных стран заметили множество несоответствий в представленных российскими учеными данных, а также ряд необычных и подозрительных совпадений в результатах клинического тестирования отечественной вакцины Sputnik V.» 

Данный посыл основан на открытом письме группы эпидемиологов и биологов из разных стран мира: «Расхождения в данных и некачественная отчетность по промежуточным данным исследования фазы 3 Sputnik V», в котором они, еще в сентябре 2020 года, подвергли серьезным сомнениям данные о третьей фазе клинических испытаний российской вакцины.

«Повторяющиеся модели и явно дублированные данные: проблемы, поднятые группой экспертов».

Авторы аналитической  статьи, проанализировав аргументы создателей вакцины, пишут о множестве несоответствий в представленных данных, ряде необычных и подозрительных совпадений (в частности, вакцина, согласно официальным данным, показала почти одинаковую эффективность для всех возрастных категорий), отсутствии прозрачности при проведении третьей фазы испытаний Спутника и четких правил ее проведения. Главный источник их опасений это то, что не был опубликован ряд данных об испытаниях, без которых, по мнению авторов, объективно оценить их результаты невозможно.

В рамках независимого расследования и выработки объективного мнения у читателей редакция ОД «5 Оборона Севастополя» приводит полный текст этого письма.

«У нас есть серьезные опасения по поводу доступности данных, на основании которых исследователи делают свои выводы. Исследователи заявляют, что данные не будут переданы до завершения испытания, и только после одобрения заинтересованных сторон, включая так называемый отдел безопасности. Обмен данными — один из краеугольных камней целостности исследований; он не должен быть условным и должен соответствовать принципам Честности.

Вторая проблема связана с протоколом исследования, как уже было описано в открытом письме Российского общества доказательной медицины.

Исследователи Sputnik V отмечают, что 5 ноября 2020 года в исследование были добавлены три промежуточных анализа, но это изменение не было зарегистрировано на ClinicalTrials.gov ( NCT04530396 ). К сожалению, полный протокол исследования не был опубликован, поэтому причины этого изменения или корректировки частоты ошибок первого типа, если таковая имеется, неизвестны. Согласно записи ClinicalTrials.gov NCT04530396 , первичный результат был изменен 17 сентября 2020 г. Первоначально первичный результат должен был быть оценен после первой дозы, но оценка была отложена после второй дозы. Представленный первичный результат (эффективность 91,6%) зависит от этого изменения, но причины изменения не разглашаются. Кроме того, последний сайт ClinicalTrials.gov запись (22 января 2021 г.) определяет первичный результат непоследовательно: «Измерения первичного результата: процент субъектов исследования … после первой дозы … на основе процента … после второй дозы».

Помимо этих поправок к протоколу, определение первичного результата неясно в статье, где говорится, что при подозрении на COVID-19 участников оценивали с помощью «диагностических протоколов COVID-19, включая тестирование ПЦР». Здесь нам не хватает некоторой важной информации, такой как клинические параметры, определяющие подозрение на COVID-19, какие диагностические протоколы использовались, когда проводилось тестирование ПЦР, какой конкретный метод использовался или сколько циклов амплификации было использовано. Способ определения случаев подозрения на COVID-19 мог привести к смещению в ПЦР-тестировании, используемом для оценки количества подтвержденных случаев COVID-19, что имеет решающее значение для определения эффективности.

Последний момент, вызывающий беспокойство по поводу протокола исследования, касается включения и рандомизации пациентов. Согласно профилю судебного разбирательства на рисунке 1 статьи, было обследовано 35 963 человека и рандомизировано 21 977 человек. В записи ClinicalTrials.gov для NCT04530396 (20 января 2021 г.) упоминается, что в исследование были включены 33 758 пациентов. Мы ожидаем, что эта последняя цифра должна быть равна либо количеству участников, прошедших скрининг, либо рандомизированных. Более того, нет информации о причинах исключения 13 986 участников согласно профилю исследования.

Третья проблема связана с отчетными данными и численными результатами. Мы обнаружили следующие несоответствия данных: (1) на рисунке 2 статьи, данные для вакцинированной группы на 20-й день относятся к большему количеству людей, чем на 10-й день, как если бы информация отсутствовала для 100 участников на 10-й день или участники были включены после 10-го дня (рисунок 2 был официально исправлен 20 февраля 2021 г., но в заявлении об исправлении не указаны причины, приведшие к такому исправлению); и (2) в таблице S1 приложения, количество участников, представленных для разных вакцинированных возрастных групп, не соответствует заявленному общему количеству (n = 338 против n = 342). При таких несоответствиях мы сомневаемся в точности представленных данных.

Наше внимание привлек очень своеобразный результат анализа первичных исходов в основных подгруппах. Было отмечено, что эффективность вакцины высока для всех возрастных групп. Сообщенный процент составлял 91,9% в возрастной группе 18–30 лет, 90,0% в возрастной группе 31–40 лет, 91,3% в возрастной группе 41–50 лет, 92,7% в возрастной группе возрастная группа 51–60 лет и 91,8% участников старше 60 лет. Мы проверили однородность эффективности вакцины по возрастным группам (тесты взаимодействия): значение p теста Бреслоу-Дея с поправкой на Тарон составляло 0,9963, а значение p неасимптотического теста составляло 0,9956, что указывает на очень низкую вероятность наблюдения однородности такого хорошего качества, если фактическая однородность идеальна. Применяя 18 других тестов на однородность (шесть в таблице 1, семь в таблице S6, шесть в таблице 2 статьи), мы не смогли найти других серьезных отклонений в общем распределении значений p ( приложение ).

Мы также обнаружили несколько совершенно совпадающих результатов, представленных в таблице S3 приложения . В частности, два значения верхнего доверительного предела для двух разных распределений (группа плацебо на исходном уровне для нестимулированных и антиген-стимулированных мер) оба равны 0 · 708. Конечно, это возможно, но мы еще раз призываем к доступу к данным, из которых исходит статистика, для тщательного изучения.
В соответствии с нашими предыдущими опасениями по поводу результатов фазы 1/2 и некачественная отчетность по промежуточным результатам фазы 3, мы предлагаем исследователям еще раз сделать общедоступными данные, на которых основывается их анализ. Доступ к протоколу, его поправкам и индивидуальным картам пациентов имеет первостепенное значение как для разъяснений, так и для открытого обсуждения всех вопросов.

Мы также приглашаем редакторов The Lancet прояснить последствия дальнейшего отказа в доступе к данным, необходимым для оценки представленных результатов, если авторы все же это будут отрицать»,- говорится в открытом письме. Его составители: Энрико М. Буччи (Институт Сбарро — Биологический факультет Университета Темпл, США), Йоханнес Беркхоф (Медицинские центры Амстердамского университета, Департамент эпидемиологии и науки о данных, Vrije Universiteit Amsterdam, Нидерланды), Андре Жиллиберт (Департамент биостатистики, CHU Rouen, Франция), Гоури Гопалакришна (Медицинские центры Амстердамского университета, Департамент эпидемиологии и науки о данных, Vrije Universiteit Amsterdam, Нидерланды), Раффаэле А. Калоджеро (Департамент молекулярной биотехнологии и медицинских наук, Туринский университет, Италия), Андерс Бьоркман (Департамент микробиологии, Опухоль и клеточная биология, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция), Лекс М. Боутер (Медицинские центры Амстердамского университета, Департамент эпидемиологии и науки о данных, Университет Врие, Амстердам, Гуманитарный факультет, Департамент философии, Нидерланды),Константин Андреев (Медицинский институт Говарда Хьюза, кафедра молекулярных биологических наук, Северо-Западный университет, Эванстон, США), Флориан Ноде (Университет Ренна, CHU Rennes, Inserm, CIC 1414 (Центр исследований Clinique de Rennes), Франция), Василий Власов ( НИУ ВШЭ, Москва, Россия)

Оригинал статьи:

PIIS0140673621008990

Заметим, что ранее группа авторов уже выражала сомнения в опубликованных результатах 1-й и 2-й фазы испытаний «Спутника».

После публикации статьи Nature  повторила просьбу о разъяснениях, размещенную  в блоге Энрико Буччи, который заявил в Фейсбук, что, якобы, «после репортажа проблем российской вакцины создана страница, клонирующая мой профиль для распространения спама» и он «застрял.»…

 

«Почему тот, кто производит российскую вакцину, не может ответить на сомнения некоторых экспертов, не очерняя тех, кто разместил открытое письмо?» — задаются, не первый год, вопросом зарубежные ученые?

— «Уничтожить русскую вакцину: маленький гешефт большой политики» отвечает им, вместо ученых, российская пресса, убеждая читателей в том, что «отечественное лидерство в разработке вакцины от коронавируса стало для Запада не просто неприятным сюрпризом, а прямо-таки возмутительным вызовом — как по политическим, так и финансовым соображениям…»

Напомним, вакцина «Спутник V», разработанная «НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи», стала первой зарегистрированной вакциной от SARS CoV-2 в мире. По данным на 1 апреля 2021 года, она одобрена в 59 странах с общим населением свыше 1,5 млрд человек.

В настоящее время применение вакцины «Спутник V» одобрено в России, Белоруссии, Аргентине, Боливии, Сербии, Алжире, Палестине, Венесуэле, Парагвае, Туркменистане, Венгрии, ОАЭ, Иране, Республике Гвинея, Тунисе, Армении, Мексике, Никарагуа, Республике Сербской (энтитет Боснии и Герцеговины), Ливане, Мьянме, Пакистане, Монголии, Бахрейне, Черногории, Сент-Винсенте и Гренадинах, Казахстане, Узбекистане, Габоне, Сан-Марино, Гане, Сирии, Киргизии, Гайане, Египте, Гондурасе, Гватемале, Молдове, Словакии, Анголе, Джибути, Республике Конго, Шри-Ланке, Лаосе, Ираке, Северной Македонии, Кении, Марокко, Иордании, Намибии, Азербайджане, Филиппинах, Камеруне, Сейшелах, Маврикии, Вьетнаме, Антигуа и Барбуде, Мали и Панаме.

Комментарии ОД “5 Оборона Севастополя”:

Актуальность данной темы была понятна в сентябре 2020 года, в контексте борьбы мировых фармкомпаний за завоевание рынка вакцины. Но почему тема сомнений в российской вакцине снова раскручивается сейчас, после того как её уже одобрили и закупили и, фактически, еще раз испытали на людях в 59 странах мира?

Очевидно, на западе опасаются её выхода на европейский рынок?

В конце марта власти Германии стали заявлять о том, что переговоры с Россией по закупке вакцины нужно начать до того, как европейский регулятор одобрит применение препарата. Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что если Европейский союз не будет заказывать «Спутник V», то Германия может самостоятельно начать закупку. С аналогичным заявлением выступили в Греции и Австрии.

По материалам СМИ,
от имени ОД “5 Оборона Севастополя”
Дивергент


Прокомментируйте эту новость на сайте или в соцсетях

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *