Последствия незаконного трудоустройства переходного периода в Севастополе могут обернутся мамам нашего города лишением квартир и определением детишек в детские дома

В редакцию ОД “5 Оборона Севастополя” обратилась за помощью в освещении вопроса группа севастопольских женщин из 15 человек.

Последствия незаконного трудоустройства переходного периода в Севастополе могут обернутся мамам нашего города лишением квартир и определением детишек в детские дома

До нас ситуацию, доступным для читателя, не отягощенного знаниям юриспруденции, языком, уже осветил ForPost в статье: «Персонал подпольного казино платит по счетам сбежавших из Севастополя шефов». Мы же, являясь аналитическим изданием, проводящим расследования, дополним информацию некоторыми существенными деталями и осветим проблему с юридической стороны, основываясь на материалах суда и апелляции представителя ответчиков на Решение Ленинского районного суда г. Севастополя, с которых прокурора Ленинского района хочет взыскать по 2 470 086 рублей 68 копеек с каждого.

Полагаем, эта тема будет интересна каждому севастопольцу, кто находится в затруднительном материальном состоянии и активно ищет любую работу, чтобы прокормить себя и своих детей.

Особенно это актуально для матерей — одиночек, которым помогать некому…

Соглашаясь за приемлемую оплату с условиями работодателя, будущий работник обычно избегает задавать ему вопросы, типа: «покажите мне лицензию на торговлю вашими товарами/услугами», «а не ворованные ли ваши апельсины, покажите накладные на закупку товара?», особенно если тот заверяет в абсолютной легальности своего бизнеса и обещает вас ознакомить со всеми документами, при заключении трудового договора, но потом «забывает» это сделать.

Имено так было с нашими девочками, которые полагали, что устраивались простыми кассирами (операторами) в компьютерныйе клубы,  как их заверяли работодатели, в последсвтие признанные судом организаторами нелегального азартного игорного бизнеса.

Давайте посмотрим, к каким, без преувеличения, кошмарным последствиям это привело бывших наемных работников компании, не подозревавших о своем участии в преступленнии.

Решением Ленинского районного суда г. Севастополя от 28.10.2020 года удовлетворено исковое заявление прокурора Ленинского района г. Севастополя к группе граждан, о признании ничтожными сделок на общую сумму 69 162 427 рублей, совершенных в ходе незаконной игорной деятельности, взыскании указанной суммы, в счет незаконного дохода, полученного в результате незаконной предпринимательской деятельности по 2 470 086 рублей 68 копеек с каждого, с них же взыскана государственная пошина в размере 20 550 рублей 43 копейки госпошлины с каждого. В применении срока исковой давности по заявлению ответчиков отказано.

Взыскания данных сумм, суд обосновал следующим:

— преюдициальным значением приговора Ленинского районного суда г. Севастополя по уг. делу от 24.12.2018, измененным апелляционным определением Севастопольского городского суда от 28.02.2020 года;

— предметом иска, по мнению суда, являющимся возмещением ущерба(абз. 47 мотивировочн. части решения);

— признанием ничтожности сделок, (прямо предусмотренных ФЗ от 29.12.2006 № 244-ФЗ, как допустимые при определенных условиях, соответственно не являющиеся асоциальными, противоречащими основам правопорядка и нравственности);

— наличием умысла только у одной стороны (ответчиков) на совершение ничтожной сделки (абз. 54 мотивировочн. части решения);

— получением денежных средств ответчиками и расходованием их в своих интересах(абз. 54 мотивировочн. части решения);

— предположением, о действии по совершению сделок, разными, обособленными, не связанными друг с другом группами – солидарно (абз. 45 мотивировочн. части решения);

— тезисами без обоснования, о «неверном толковании норм материального права» представителя ответчиков (абз. 57 мотивировочн. части решения;

— ссылками на ст. ст. 166, 167, 168, 169, 195, 199, 200, 1062 ГК РФ, ФЗ от 29.12.2006 № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», без обоснования применимости данных норм к спору, в контексте выводов суда.

По мнению адвоката ответчиков, данное решение суда незаконно, в том числе в силу ничтожности, необоснованно, судом нарушены требования как процессуального, так и материального права. Помимо этого, юрист ответчиков считает, что «данное решение противно основам правопорядка, безусловно наносит вред, как судебной системе РФ, так и самому государству».

Что касается нравственности, то противление ей вытекает из следующего.

С приходом РФ в Крым, в связи с изменением государственного устройства, экономической политики, законодательства, и т. п., следствием чего многие предприятия закрылись, были ликвидированы, иное — все ответчики лишились работы, при этом практически у всех имеются малолетние дети, у кого-то дети-инвалиды, некоторые являются матерями – одиночками. Новое государство назначило им мизерные пособия, на которые невозможно прокормить детей, одеть их, создать условия для развития, не говоря уж, о собственных нуждах. Соответственно, ответчики были согласны на любой приработок, и устроились операторами, кассирами, и т. п., в игорные залы, за 500 – 1000 рублей в сутки.

Как следует из вышесказанного, приговором и апел. определением (проигнорированными судом первой инстанции), ни одной копейки из дохода заведений они в свою пользу не получали.

При этом, в тех же судебных актах на листах 114 – 115 изложены фактические данные, о семейном и материальном положении ответчиков.

В частности:

— К.. О. М. – малолетний ребенок (уже два, — прим. автора), получает социальное пособие, как малоимущая;

— Д.. И. С. – двое несовершеннолетних детей;

— Г… Л. А. – трое несовершеннолетних детей;

— У… Р. Д. — двое несовершеннолетних детей;

— Ф… М. С.  — малолетний ребенок – инвалид;

— С… В. Ю. – несовершеннолетний ребенок (которого она воспитывает одна, — прим. автора);

— Л… С. Н. – на попечении малолетний ребенок – инвалид детства, несовершеннолетний ребенок;

— Б… А. В. – малолетний ребенок, воспитывает одна;

Л… С. А. – несовершеннолетний ребенок, мать – одиночка, и так далее, и тому подобное. (фамилии скрыты, — прим. редакции)

Суд по уголовному делу, взыскал с ответчиков штрафы в суммах от 50 000 до 150 000 рублей.

И вот суд первой инстанции, чье решение оспаривается, взыскивает с них же по 2 470 086 (ДВА МИЛЛИОНА ЧЕТЫРЕСТА СЕМЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ ВОСЕМЬДЕСЯТ ШЕСТЬ!) рублей 68 копеек с каждого, с них же взыскана государственная пошлина в размере 20 550 рублей 43 копейки госпошлины с каждого.

То есть, заведомо зная (доказательства мною приведены), что никакого дохода ответчики не получили, что «за душой» у них, кроме малолетних детей и долгов за уплату штрафов и пропитание для детишек – более ничего нет, суд, грубо нарушая закон, тем не менее взыскивает суммы, которые они и в руках никогда не держали.

Исходя из данного решения суда и отсутствия средств на погашение взысканного – следующим действием (в случае оставления решения без изменения) — будет наложение ареста на единственное жилье (у кого есть), телевизоры, ложки-вилки, в количестве, превышающем список, и т. п. Последующая реализация изъятого, определение детишек в детские дома, в связи с невозможностью содержания матерями и отсутствием жилья.

Так и возникает риторический вопрос: является ли нравственным данное решение суда, обрекающее нищих, еще на большую нищету, и отыгрывающееся на малолетних?

На риторический вопрос не требуется ответа, ответ содержится в самом вопросе. Тем не менее: данное решение суда глубоко противно нравственности».

По мнению юриста, оно подлежит отмене по ряду оснований, которые он приводит в апелляции.

Мы приведем лишь несколько, показавшихся нам наиболее интересными.

Безосновательность признания сделок ничтожными.

Суд, в оспариваемом решении признал сделки, заключенные между игроками и ответчиками ничтожными, по признакам, предусмотренными ст. 169 ГК РФ, как противные основам правопорядка и нравственности.

При этом, каких-либо выводов, о путях прихода к таковому выводу не предоставил.

Тем не менее. Федеральный закон от 29.12.2006 N 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»в ст. 4 говорит следующее:

«<…> Статья 4. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) азартная игра — основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками такого соглашения между собой либо с организатором азартной игры по правилам, установленным организатором азартной игры<…>;

<…>10) участник азартной игры — физическое лицо, достигшее возраста восемнадцати лет, принимающее участие в азартной игре и заключающее основанное на риске соглашение о выигрыше с организатором азартной игры или другим участником азартной игры<…>».

Таким образом, сделки (соглашения), между игроками и организаторами азартных игр допускаются и разрешаются самим государством, соответственно данная сделка не может противоречить основам и правопорядка, и нравственности, поскольку исходит от самого государства, которое, в принципе не может (или не должно?) разрешать безнравственные сделки.

Ответчики были привлечены к уголовной ответственности не за совершение сделок, как таковых, и в таковом, разрешенном государством виде, а за нарушение условий и порядка совершения этих сделок – отсутствие лицензии, проведение ее в неигорной зоне (хотя ч. 3 той же ст. 5, указанного ФЗ № 244-ФЗ разрешает организацию и проведению азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», при условии приема интерактивных ставок и выплаты по ним выигрышей организаторами азартных игр в букмекерских конторах или тотализаторах и вне игорных зон).

Напомним, 22 декабря 2019 года  экс-Глава правительства России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о создании в Крыму игорной зоны «Золотой берег». В распоряжении отмечается, что площадь игорной зоны составит около 14,685 га. На данный момент, это остается саммым долгоиграющим федеральным проектом, который так и не начал реализовываться… 

Таким образом, правопорядку противоречили не сами сделки, а действия по их организации (заключению). И безусловно все указанные действия основам нравственности не противоречили, что подтверждается, в том числе и пунктом 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в качестве сделок, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, могут быть квалифицированы сделки, направленные на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг; сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми. Нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Для применения статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить, что цель сделки, а также права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка или нравственности и хотя бы одна из сторон сделки действовала умышленно.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 8 июня 2004 г. N 226-О, квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, то есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий.

Между тем какие-либо доказательства того, что заключение соответствующих сделок повлекло неблагоприятные последствия для Российской Федерации, субъекта Российской Федерации либо третьих лиц в иске, решении суда, материалах дела – отсутствуют.

Таким образом, какого-либо признака ничтожности сделок, между ответчиками и игроками, не имеется, соответственно, применение ст. 169 ГПК РФ, не обосновано и по этим обстоятельствам.

Неопределенность предмета иска, подмена понятий.

Исходя из искового заявления (уточненного), истец, просит суд признать ничтожными (а не недействительными в силу ничтожности) все сделки на сумму 69 162 427 рублей, совершенных в ходе незаконной игорной деятельности и применить последствия недействительности ничтожных сделок, взыскав указанную сумму «В СЧЕТ незаконно извлеченного дохода» с ответчиков, солидарно по 2 470 086 рублей 68 копеек с каждого.

Суд, признав не оспоримые сделки ничтожными, попутно соглашается с истцом, и взыскивает указанные суммы, опять же «В СЧЕТ незаконно извлеченного дохода» (абз. 3 резолют. части решения).

При этом, предметом иска, суд определяет некий ущерб неизвестно кому, и его возмещение, причем возмещает ущерб не неизвестно кому, а почему-то обращает его в доход государства (абз. 47 мотивировочн. части решения).

Однако, понятие УЩЕРБА безальтернативно содержится в ст. 15 ГК РФ:

«<…>Статья 15. Возмещение убытков

  1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
  2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб)<…>».

То есть УЩЕРБ = УБЫТКИ.

А ст. 1082 ГК РФ регламентирует способы возмещения убытков, определяя убытки, как разновидность материального ВРЕДА:

«<…> ГК РФ Статья 1082. Способы возмещения вреда

Удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15).<…>».

Сам же порядок возмещения (ущерба) регламентирован, главой 59 ГК РФ. «Обязательства вследствие причинения вреда».

Таким образом, суд, исходя из текста решения, удовлетворил иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки, как иск о возмещении материального вреда, при этом, в своих выводах ссылался не на нормы, ст. 15 и главы 59 ГК РФ, а на нормы, предусматривающие, совершенно иной предмет иска, ущербом, вредом, убытком не являющимся – ст. ст. 167, 169 ГК РФ.

Мало того, формулируя свое решение, суд допустил неопределенно-правовую формулировку, взыскивая суммы «В СЧЕТ незаконно извлеченного дохода», то есть допустил взыскание с ответчиков любых, в том числе и правомерно приобретенных средств, имущества, и т. п., как средства КОМПЕНСАЦИИ (кому или чему?) незаконного дохода на указанные суммы.

Ни гражданский, ни уголовный закон не предусматривают такового взыскания, как:

— КОМПЕНСИРОВАТЬ все полученного по такой (ничтожной) сделке сторонами в доход Российской Федерации, либо:

— ВОЗМЕСТИТЬ все полученное по такой (ничтожной) сделке сторонами в доход Российской Федерации, либо:

— взыскать В СЧЕТ всего полученного по такой (ничтожной) сделке сторонами в доход Российской Федерации.

Ст. 167 ГК РФ звучит следующим образом: «<…>суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами<…>».

«Суд может взыскать не компенсацию незаконного дохода, не возмещение его, и даже не В СЧЕТ этого дохода, а исключительно САМО, ВСЕ ПОЛУЧЕННОЕ, как таковое, т. е. единственным и исключительным признаком взыскиваемого, является его неправомерное получение, что исключает взыскание, чего-либо иного,  правомерно полученного», — подчеркивает правозащитник. Из чего делает вывод о том, что «суд грубо нарушил нормы материального права, подменив предмет иска, не определив применимые к иску нормы, и т. п.»

Учитывая, что в иске шла речь, о самом — незаконно извлеченном доходе, а исходя из обоснования иска приговором Ленинского районного суда г. Севастополя по уг. делу от 24.12.2018, измененным апелляционным определением Севастопольского городского суда от 28.02.2020 года –о доходе, полученном преступным путем необходимо установить, что именно является таковым доходом.

Толкование этого понятия, содержится в Федеральном законе от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»:

«Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

<…>доходы, полученные преступным путем, — денежные средства или иное имущество, полученные в результате совершения преступления<…>».

То есть речь идет именно, о том имуществе и деньгах, которые получены в связи с совершением преступлений, но никак не о средствах, полученных правомерно.

«Соответственно, предметом данного иска является, что-то, что содержит в себе, выдуманная цивилистами прокуратуры, несуществующая в правовой природе норма, о возмещении, либо компенсации, либо взыскании, либо в счет незаконно полученного дохода, лицу (РФ), причем в виде ущерба, материального вреда, еще чего-то, которые никому причинены не были.» — к таким выводам в апелляции приходит юрист.

Комментарии ОД “5 Оборона Севастополя”:

Не секрет, что в своей предпринимательской деятельности бизнесмены применяют белые и серые схемы минимизации налоговых и прочих отчислений. По этой причине они не любят очень умных работников с улицы, задающих лишние вопросы. Понимают это и работники, потому их, в первую очередь, волнует лишь своевременность выплаты оговоренной зарплаты. Если с этим все нормально, то оттяжки по заключение трудового договора, особенно при сезонной, временной работе, многие люди, увы, считают обычным делом. Особенно просто с этим в нашем городе было в период незавершенной интеграции в правовое поле РФ.

Неужели последствие переходного периода аукнутся мамам нашего города лишением квартир и определением детишек в детские дома, в связи с невозможностью содержания матерями и отсутствием жилья?

Последствия незаконного трудоустройства переходного периода в Севастополе могут обернутся мамам нашего города лишением квартир и определением детишек в детские дома

Не этим ли запугивали мамочек на допросе, со слов участников процесса, отправив беременную женщину в изолятор временного содержания за то, что она «не подписала документа как им было надо»?

Столь ли суров закон и принципиален суд к чиновникам, расхищающим бюджет страны и города миллиардами?

Или кто-то из бывших украинских прокуроров Севастополя пошел на принцип, доказывая, как он научился наказывать преступников при России и возмещать, якобы понесенный ей ущерб?

Заметим, что изначально, следственный комитет и та же прокуратура, пытались раздуть из даного уголовного дело организацию преступного сообщества по ст. 210 УК ПФ, причислив к ней ни о чем не подозревавших наемных работников — кассиров (операторов) компьютерных клубов, однако, дважды суды апелляционной инстанции отменяли приговор по 210, и оправдывали по ней, с правом на реабилитацию.

Возможно, прокурорским обвинителям, это не понравилось, вот они и злобствуют?

Что думаете по этому поводу вы, дорогие читатели?

Напомним. Принцип гласности судопроизводства закреплен в ст. 123 Конституции РФ, а также в ФЗ «О судебной системе РФ» и других актах. Он означает, что при слушании уголовных, гражданских и арбитражных дел, кроме случаев, предусмотренных в законе, когда судебное разбирательство проходит на закрытом заседании, доступ в зал судебного заседания свободен для всех граждан, представителей прессы.
Сущность данного принципа заключается в реализации контроля со стороны общественности за работой судебных органов.

 

По предоставленным материалам суда,
от имени ОД “5 Оборона Севастополя”
Дивергент

Поддержите нас - поделитесь этой новостью!

Комментарии Facebook

Похожие записи

2 Комментария

  1. Андрей

    Всех предупреждали когда я вас брал на работу.но исход жестокий сочувствую.

    Ответить

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *