Фонд «Национальное культурное наследие» сменит руководителя или перестанет быть застройщиком культурных кластеров, строительство которых логично приостановить?

В преддверии Дня защитника Отечества Губернатор Севастополя провел встречу с ветеранским сообществом города, в ходе которой присутствующие обсудили вопрос строительства на мысе Хрустальном музея героической обороны Севастополя 1941– 1942 годов.

«В последнее время активно обсуждается проект культурного кластера на мысе Хрустальном, который  строится по поручению Президента. Проведена встреча с общественностью, в ходе которой высказано мнение, что в проекте кластера должен быть музей. Необходимо обязательно увековечить имена героев, которые обороняли и освобождали Севастополь. Хочу вас заверить – в рамках проекта эта идея обязательно будет реализована. Это должен быть не только музей, но и пантеон славы. От этого проекта никто не отказался, деньги на него будут выделены в рамках фонда «Культурное наследие»,цитирует пресс-служба Правительства Севастополя губернатора Михаила Развожаева.

Комментарии ОД “5 Оборона Севастополя”:

Внимательно изучив деятельность Фонда проектов социального и культурного назначения «Национальное культурное наследие» и его спонсора,  редакция ОД “5 Оборона Севастополя” пришла к выводу о том, что данный фонд, являющийся застройщиком на мысе Хрустальный,  в рамках которого, по утверждению Развожаева, будут выделены деньги на пантеон славы, вскоре может прекратить свое существование или, как минимум, сменить руководителя.

Мы также не исключаем, что реализация проектов по возведению «культурных кластеров» в стране вообще может быть приостановлена на неопределенный срок.

Напомним, в настоящее время Президентом Фонда проектов социального и культурного назначения «Национальное культурное наследие» является Наталья Владимировна Волынская. О её трудовой деятельности мы писали в предыдущей статье, где также давали оценку погрязшему в судах и долгах Фонду, с точки зрения надежности контрагента.

В дополнение к ранее опубликованным материалам независимого расследования стоит добавить, что в июне 2020 года, во время карантина, уволили 80% сотрудников Фонда «Национальное культурное наследие». Без работы остались 128 человек в четырёх городах, включая Севастополь.

Сотрудник «Роснефтегаза» (единственного спонсора Фонда) заявил изданию «Сибдепо», что: «На строительстве культурных кластеров, возможно, у нас воровали деньги».

Местный филиал Фонда курировал, в частности, строительство Мариинского театра и Русского музея. Этот комплекс – важная составляющая Сибирского культурного кластера. В Кемерове были уволены 12 сотрудников Фонда, 9 из которых приехали в столицу Кузбасса из разных городов страны специально для работы над культурно-образовательным комплексом. Официально причиной массового увольнения была названа «оптимизация» в связи со сложной ситуацией из-за пандемии. Однако Сибдепо удалось получить комментарий от информированного источника в компании «Роснефтегаз».

«В «Роснефтегазе», как мне кажется, пришли к выводу, что такую организационную форму, как «фонд», то есть общественную организацию, они выбрали напрасно. Общественные организации гораздо менее прозрачны для контроля проходящих через них денег. Они не обязаны подчинятся законодательству о госзакупках. Отчётность у них другая. Если говорить проще, компании показалось, что не все деньги уходят на строительство кластеров. Какие-то суммы проскакивают мимо», — рассказывает информированный источник.

По словам источника, по инициативе компании «Роснефтегаз» была проведена аудиторская проверка Фонда, по её результатам выяснилось следующее.

«Возможно, на строительстве культурных кластеров воровали деньги. На своё содержание Фонд тратил в несколько раз большие суммы, чем это требовалось в текущих расценках. С зарплатами вообще интересно. Штатное расписание фонда – 280 человек. Реально числилось – 180 человек, а заработки превышали даже те суммы, что были выделены на полный штат. Ещё там крайне запутанная и туманная отчётность. «Роснефтегазом» было принято следующее управленческое решение – избавляться от Фонда. Судьбу руководства Фонда будут решать «по итогам окончания аудиторской проверки». Ну, уволенных рядовых работников жалко, конечно. С людьми всё-таки стоит обращаться по-человечески», — делится источник.

Напомним историю возникновения проекта.

В 2018 году президент Владимир Путин предложил создать по всей стране культурно-образовательные и музейные комплексы «для раскрытия культурно-образовательного потенциала наших регионов», поскольку много произведений искусства остается в «запасниках» музеев. На какие деньги будет реализован этот мегапроект, стало известно позже. Путин сам раскрыл эту тайну: государство профинансирует его средствами «Роснефтегаза» — самой закрытой  с 2016 года российской государственной компании.

В  статье «Чем является самая загадочная компания России» вы найдете интересную подборку публикаций СМИ по этой компании.

Стоит отметить, что «Роснефтегаз» с момента своего основания лишь несколько раз делился с государством прибылью в виде дивидендов — за 2007 год (в 2008 году выплачено в бюджет 15,5 млрд рублей), за 2012 год (80 млрд рублей двумя траншами) и за 2013 год (40,24 млрд рублей). Все остальное время деньги, получаемые на пакеты акций «Газпрома» и «Роснефти», оставались на балансе госхолдинга.

Тогда президент России называл «Роснефтегаз» «нашими нефтегазовыми доходами, выведенными в отдельную кубышку», из которой финансируются некоторые вещи «когда правительство забывает, что есть приоритеты, на которые нужно обращать внимание».

Нераспределенная прибыль «Роснефтегаза» только за 2019 год составила 570 миллиардов рублей, а на создание культурных центров было решено потратить из «кубышки» 120 миллиардов рублей. Осваивает эти средства генеральный подрядчик проекта — компания «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко, друга Путина, миллиардера и шестого в списке богатейших российских бизнесменов по версии Forbes.

Президентская культурная программа, финансируемая «Роснефтегазом» до коронавирусной пандемии, началась с Владивостока. Потом добавились Калининград, Севастополь и Кемерово. В этих четырех городах должны появиться филиалы главных российских музеев и театров: Третьяковской галереи, Большого театра, Эрмитажа и Мариинского театра. Путин рассказывал, что на эту идею его вдохновили директор Мариинки Валерий Гергиев и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Президент распорядился завершить строительство и оснащение всех комплексов к концу 2023 года.

В правительстве Дмитрия Медведева проект создания культурных кластеров курировала вице-премьер Ольга Голодец, она возглавляла наблюдательный совет фонда — высший коллегиальный орган управления, принимавший все принципиальные решения по проекту. Претензии «Роснефтегаза» к фонду появились еще при старом правительстве, говорят близкие к фонду собеседники «Медузы», но тогда Голодец «выступила арбитром» и решила этот вопрос. В середине января вице-премьер, чьей основной задачей был этот проект, покинула правительство и кураторство проекта перешло вице-премьеру Дмитрию Чернышенко.

«После смены правительства курирующий вице-премьер [Дмитрий Чернышенко] не занял активную позицию и претензии „Роснефтегаза“ возникли снова», — говорит один из собеседников. По словам другого источника, Чернышенко «устранился» от решения проблем проекта.

«Роснефтегаз», по словам собеседников «Медузы», заявила о готовности дать фонду деньги на оплату задолженности перед персоналом, но при условии согласования с набсоветом. Об этом же Волынская снова написала Хуснуллину и Чернышенко в начале сентября 2020 года («Медуза» ознакомилась с письмами). Она пишет, что фонд неоднократно обращался с просьбой созвать заседание наблюдательного совета поскольку накопилось много вопросов, «требующих срочного рассмотрения». Она же просит провести заседание 16 сентября и назначить сопредседателем совета вице-премьера Хуснуллина, отвечающего в правительстве за стройку.

Вскоре вице-премьер Марат Хуснуллин  был назначен новым куратором фонда «Национальное культурное наследие» и пообещал ускорить строительство.

«Аудит (выполненный аудиторско-консалтинговой компанией „ФБК“ — прим. „Медузы“) выявил существенное превышение понесенных и планируемых затрат фонда над рыночным уровнем цен, а также над нормативными лимитами в условиях осуществления строительства „под ключ“ подрядчиком», — говорится в ответе пресс-служб. Расходы на содержание фонда в дальнейшем будут финансироваться с учетом результатов аудиторской проверки…

Из-за всех проблем Фонда был сорван срок сдачи его первого объекта — образовательного комплекса в Калининграде. Об этом написали в письме руководителям Большого театра, Третьяковки, Эрмитажа и Мариинки сотрудники калининградского отделения фонда. 1 сентября в учебные корпуса Московской государственной академии хореографии, а также Центральной музыкальной школы при Московской консерватории Чайковского должны были прийти первые ученики, но этого не случилось.

А нужны ли культурные кластеры России сейчас вообще?

Давайте посмотрим на столько ли хорошо идут финансовые дела у спонсора проекта культурных строек Путина.

Главные активы «Роснефтегаза» — 75,2% акций «Роснефти» и около 11% «Газпрома». Также в конце 2013 — начале 2014 года «Роснефтегаз» выкупил доли Росимущества и «Росатома» в «Интер РАО» и стал владельцем около 27% акций этой компании.

«Чистая прибыль «Роснефти» значительно упала за 2020 год», сообщает издание «Росбалт». По итогам минувшего года она составляет 147 млрд рублей, что на 79,1% меньше результата 2019 года. Это следует из отчета компании. При этом показатель EBITDA (прибыль до уплаты процентов, налогов, износа и амортизации) упал за 2020 год на 42,6% до 1,2 трлн рублей.

Добыча компанией жидких углеводородов сократилась на 11,4% относительно предшествующего года до 204,5 млн тонн, а добыча газа уменьшилась в прошлом году на 6,2% до 62,83 млрд кубометров.

Напомним также, что чистый убыток «Роснефти» по МСФО, относящийся к акционерам, составил по итогам 9 месяцев 2020 года — 177 млрд рублей, что соизмеримо с суммой в 120 милд рублей, которую Путин намеревался потратить на «культурные кластеры» из «кубышки», когда в ней было в 550 млрд рублей годом ранее..

Тем не менее, Главный исполнительный директор ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин утверждает, что показатель за 4 квартал является одним из самых высоких в отрасли. Положительный результат может стать базой для выплаты дивидендов по итогам 2020 года.

«Сегодня мы можем с гордостью заявить, что нам не только удалось успешно справиться с вызовами 2020 года, но и продемонстрировать способность работать в самых непростых условиях беспрецедентно низких цен. Это стало возможным благодаря высокому уровню операционной и инвестиционной эффективности», заявил Сечин по итогам публикации отчетности «Роснефти».

Так что СЕЙЧАС важнее для «Роснефтегаз» (основного фактического спонсора Фонда «Национальное культурное наследие»): выплатить дивиденды вкладчикам и сохранить их, избежав продажи акций и обвала на рынке ценных бумаг, или финансировать «культурные кластеры»?

Посмотрим, как дела идут у второго спонсора культурных строек.

««Газпром» на всех парах идет к банкротству«, — считают некоторые финансовые аналитики.

«Держателям акций «Газпрома» впору затягивать пояса. Прибыль компании, относящаяся к акционерам, за первую половину 2020 года обвалились в 25 раз. В абсолютных цифрах разрыв также впечатляет: 32,9 млрд. рублей против 836,5 млрд. за аналогичный период 2019 года. Это следует из отчетности компании по МСФО.»

Как говорится, тоже не до жиру и спонсорства. И это понятно: коронавирус, обвал экономики, рост безработицы и социальных проблем, нанес существенный удар по экономке всех стран мира.

Развивающаяся инфляция, заставляет пересматривать приоритеты установленные ранее. Это понимает каждый адекватный человек. Поэтому вряд ли бы у кого-нибудь вызвало удивление или возмущение, если бы культурные стройки, инициированные Путиным по стране в период относительного экономического благополучия, были бы СЕЙЧАС отложены до лучших времен. Ведь, на самом деле, 7-го мая 2018 года Путин подписал Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», где  (п.12. б), среди прочего, он всего лишь предложил Правительству РФ «при разработке национальной программы в сфере культуры обратить особое внимание на необходимость создания (реконструкции) культурно-образовательных и музейных комплексов, включающих в себя концертные залы, театральные, музыкальные, хореографические и другие творческие школы, а также выставочные пространства».

Мы с должным уважением относимся к инициативе нашего Президента, создать по всей стране культурно-образовательные и музейные комплексы «для раскрытия культурно-образовательного потенциала наших регионов», но, полагаем, это вряд ли может быть реализовано по принципу разведения пчел на пасеке, когда главным является построить правильный улей, в который автоматом заселятся «правильные» пчелы, которые тут же начнут давать «правильный» мед.

Основой «для раскрытия культурно-образовательного потенциала наших регионов» является их аутентичность, основанная на базовой культуре, уровень развития которой определяется историей и любовью коренных жителей к своему региону. 

Понимая это, в п. к) того же Указа, Владимир Путин обратил внимание и на необходимость «поддержки добровольческих движений, в том числе в сфере сохранения культурного наследия народов Российской Федерации».

Как мы знаем, севастопольские движения в сфере сохранение ОКН Севастополя активно выступают против возведения культурного кластера на мысе Хрустальный. Некоторые из них даже просят Путина «прекратить полномочия губернатора Севастополя Развожаева М.В. за неисполнение поручений Президента России и уничтожение военной истории Севастополя»…

Как мы убедились, лишних денег у спонсоров нет. А сами культурные стройки для простых россиян на данный момент не являются актуальными, поскольку не решают основных жизненных проблем.

По данным Росстата: число россиян с доходом ниже величины прожиточного минимума увеличилось во втором квартале 2020 года на 1,3 млн по отношению к аналогичному периоду 2019 года и составило 19,9 млн человек — 13,5% населения страны.

Но, судя по всему, форс-мажорные экономические реалии чиновники не воспринимают, так же как и не слышат общественников. Невзирая ни на что, они намерены продолжат осваивать миллиарды спонсоров, «цепляясь» за слова/поручения президента Путина, сказанные им вскоре после выборов в 2018 году, когда в «кубышке» было в 550 миллиардов…

Понимаем: «назвался груздем — полезай в кузов». Как это по-русски…

И не смотря на то, что кураторы и презентаторы культурной мега-стройки давно, как и Правительство РФ сменились, ни дай Бог всплывет правда о том, что «царя» с проектами все это время «бояре» дурили(?!).

Ведь пока так и не найден ответ на вопрос: «Если «никакого проекта культурного кластера на Мысе Хрустальный нет даже на бумаге», то что тогда показывала Путину Голодец и губернаторы Севастополя?»

Если, "никакого проекта культурного кластера на Мысе Хрустальный нет даже на бумаге", то что показывала Путину Голодец и губернаторы Севастополя?

Конечно, теперь можно найти/назначить крайнего — сменить застройщика и вообще ликвидировать фонд проектов «Культурное наследие» (тем самым, устранив из «схемы» Наталью Волынскую), продолжив реализацию очень накладных для спонсора и, по сути, никому не нужных в настоящее время культурных проектов (на содержание которых в будущем уйдет немало денег из бюджета), с упором на возведение многоквартирных жилых домов «для персонала», как это мы видим в Севастополе.

А можно просто приостановить реализацию этих проектов на неопределенный срок, как это произошло с проектом строительства моста через Севастопольскую бухту, что был отложен из-за дороговизны.

Выводы и частное мнение редакции:

Мы не знаем, как поступят власти, но если-бы строительство культурного кластера на мысе Хрустальный в Севастополе было отложены до лучших времен и власти ограничились пантеоном славы, который уже не первый год обещают ветеранам, лучше было бы всем.

Экономические и социальные эффекты от такого решения вполне очевидны:

  1. снятие социальной напряженности,
  2. экономия денежных средств госкорпорации (разве нет других, кричащих целей в нашей стране, на которые можно потрать миллиарды из «кубышки»)?
  3. повышение оценки власти, горожанами (поскольку она способна реально оценивать ситуацию и адекватно расставлять приоритеты),
  4. концентрация усилий чиновников на обеспечении строительства  крайне необходимых для города объектах жизнеобеспечения (например: канализационные очистные сооружения и медицинский кластер),
  5. «доведение до ума» уже обещанных ветеранам проектов — парк Победы.

По материалам СМИ и результатам собственного расследования,
от имени ОД “5 Оборона Севастополя”
Дивергент

Статьи по теме: 

Знакомитесь с застройщиком и понимайте, почему остановить строительство на мысе Хрустальном не представляется возможным…


Прокомментируйте эту новость на сайте или в соцсетях

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *