Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

«Театр-гамбургер, действительно, очень похож на голову змеи, а изнутри — чрево: то ли змеи, то ли дракона с коричневой чешуёй…» Такое сходство заметила Регина Матвеева в «австрийской» концепции театрально-образовательного кластера на мысе Хрустальный, предложенной севастопольцам  для обсуждения «губернатором новой волны» Михаилом Развожаевым.

Не знаем, с какой именно «гадиной» ассоциировалась картинка у автора, а у нас — со стилизованной головой белого питона. И уж никак не с образом белокрылой чайки, как это пытаются преподнести общественности.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

«Змий искуситель» как бы выползает из зеленого массива на возвышение мыса Хрустальный около Памятника Солдату и Матросу.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Как выяснила “5 Оборона Севастополя”, некоторые австрийские архитекторы вообще тяготеют к «змеиным» проектам.

Австрийская гидроэнергетическая фирма Verbund планирует строительство нового горного ресторана на высоте 2250 м над уровнем моря. В этом же здании должен разместиться верхний терминал наклонной железной дороги Рейссек, а также информационные и выставочные зоны. Венские архитекторы, Zechner & Zechner, были выбраны для этого проекта из числа международных конкурентов.

  • Reisseck_perspective02
  • Reisseck_perspective03
  • Reisseck_perspective04

Впрочем, это масонский символ в архитектуре любят не только они.

«Похоже, что строительство новой башни аэропорта в виде силуэта змеи кобры является сознательным выбором. Я не знаю, знал ли Тайип Эрдоган об этом выборе,»— сообщает турецкое СМИ.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

А так выглядит стадион Гаосюн в Тайване.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Стоит отметить, что подобные дизайнерские решения вполне соответствуют стремительно набирающему популярность в архитектуре стилю органический хай-тек или био-тек, также известный как «Эко-био-тек». В качестве примера новой визитной карточки Севастополя,  руководитель департамента архитектуры и градостроительства СевГУ Элина Красильникова недавно приводила мост в Дублине, созданный по проекту архитектора Сантьяго Калатравы.

Использование анатомического строения черепа змеи (питона), в качестве прототипа архитектурного каркаса здания, не противоречит концепции органического био-тека.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Думающим читателям и специалистам, полагаем, будет интересно ознакомиться с «Эволюцией Модернизма», с точки зрения отечественного архитектора-футуролога, концепцией биоморфизма и параметризма в современной архитектуре, её проблемами и перспективами, а также с тезисами известного немецкого архитектора и философа, основоположника стиля параметризм Патрика Шумахера. Он поведал российским гражданам об основных тенденциях в проектировании и строительстве и об идеологии, стоящей за современной архитектурой, пример насаждения которой мы и наблюдаем в нашем городе.

Отметим наиболее важные моменты из интервью с основателем нового архитектурного стиля и посмотрим, имеют ли они место быть в нашем славном городе.

Отвечая на вопрос ведущей: «Стоит ли за архитектурой какая-либо идеология?», гость программы ответил: «Я продвигаю идеологию свободы, индивидуализма, предпринимательства, самоорганизации, участия. Не столько централизации крупных иерархических структур, диктующих условия «сверху», сколько низовых процессов, скажем так роевого, коллективного интеллекта, то есть, каждый сам направляет свою работу и стремление, но через коммуникационные рыночные процессы роста происходят фильтрацию, отбор и установления социального порядка в большей степени снизу вверх. Нужно, чтобы города это выражали. Я называю это сетевым обществом с большой личной инициативой…

Нам нужна не пустая площадь, где стоит памятник и гуляет ветер, а городской гул, шум улиц, где проходят какие-то мероприятия, театральные, постановки, конференции…»

При этом, «памятники истории должны соседствовать с современными кластерами», — убежден немецкий ученый (15:23 мин видео).

Будьте любезны, австрийские, немецкие и прочие господа стран ЕЭС — будущие посетители яхтенной марины в Балаклаве, благодаря Вам, все это в лучшем виде будет реализовано в городе федерального значения Севастополе!

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

17:05 Ведущая: «В свое время Заха Хадид (ирако-британский архитектор и дизайнер арабского происхождения, представительница деконструктивизма, — прим. редакции)  сказала, что многие города мира чрезмерно одержимы своим прошлым, вы тоже видите в этом, что-то отрицательное?»

Патрик Шумахер: «Да такое есть. Мне не нравится превращение городов или их в центральных районов в музейно-торговые комплексы. Не нравится, когда в музеях видят приманку для туристов, а ни центры коммуникации в творческой области. Так что определенную  проблему я вижу. Но при этом я считаю, что некоторым историческим кварталам присущи необходимая нам сила и оживлённость.

По сравнению с урбанизмом пятидесятых годов двадцатого века, нынешним потребностям больше отвечает город 19-го столетия, где, при большой насыщенности, было больше возможности для пешего передвижения. Поэтому, когда пала эта парадигма фордизма: управление распределение сверху,  стало осмысленным новое обретение исторически городских центров.

Но сейчас нам нужно надстраивать, не стесняться ниспровергать и развивать.

При этом, мы в состоянии сохранять исторически значимые активы.

(Как, например, сохранили «исторически значимый актив» — античную гончарную мастерскую  IV-III веков до нашей эры, найденную на мысе Хрустальный, — прим. редакции).

Лучшим примером  я считаю Лондонский Сити. Не стерильныо застывший Вестминстер, а Сити — территория изначального средневекового города,  которая сейчас стало преуспевающим финансовым центром. Там есть и объекты, представляющие историческую ценность, жемчужины средневековых пространств, но над всем этим — необычайно насыщенный плотный и дорогой кластер высоток и пространств для современной коммуникации, необходимой, в частности, финансовому сектору. Потрясающая модель…«

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Общественные пространства, кластеры, новое обретение исторически городских центров, — вот оказывается откуда взялись все эти модные словечки.

Объекты культурного наследия (ОКН) следует называть биржевым термином: «исторически значимые активы».

Теперь картинка проясняется?

Плотный и дорогой кластер высоток, необходимый финансовому сектору, расположенный на жемчужинах средневековья, вот современная, «потрясающая модель» западного общества.

А мы, «папуасы»,  удивляемся и возмущаемся, что в Херсонесе монтируют металлоконструкции вблизи древнего городища…

Вам же по-русски крупными буквами написали:

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Читайте между строк: красиво — это как на Западе скажут… 

Как мы видим, в Севастополе идеи параметризма и деконструктивизма воплощаются в жизнь форсированными темпами.

Понятное дело, что совмещение «кластера дорогих и современных высоток, необходимых финансовому сектору» с «объектами, представляющими историческую ценность», требует пересмотра целого ряда «морально устаревших» (от западных норм) нормативных документов, определяющих статус и охранные зоны для памятников и прочих объектов культурного наследия. Но разве может остановить «двигателей мировой глобализации» бюрократия местных «крючкотворцев»?

Да плевали на неё те, кто проникся идеями уничтожения следов тоталитаризма в архитектуре и преображения мира во имя блага и жизни людей в свободном демократическом обществе.

Приведем отрывок из интервью с архитектором-деконструктивистом, основателем австрийского архитектурного бюро Coop Himmelb(l)au   Вульфом Д. Приксом, разрабатывавшим проект театра оперы и балета в Севастополе.

«… мы боролись с одним и тем же врагом – тоталитарным государством, не важно, коммунистическим или капиталистическим. Заметили ли вы, что все тоталитарные общества, начиная с Древнего Египта и Рима, всегда используют один и тот же архитектурный язык – оси симметрии, нечеловеческий масштаб, камень, неподвижность, ориентацию на вечность?»

Помнится Меняйло, на личной встрече с представителями бизнеса в июне 2014 года, на которой присутствовал один из активистов ОД «5 Оборона Севастополя», прямо заявил: «мы все тут снесем до основания … и построим новое» .

При втором губернаторе, с нарушением федеральных законов,   исключили из перечня ОКН Городское кольцо Севастополя?

Потом назначили третьего — профессионального пиарщика, с которым оперативно, не заморачиваясь с аутентичностью стилю эпохи сталинского ампира, отреставрировали Большую Морскую.

Как утверждают общественники, Губернатор Развожаев не выполнил поручение президента Путина о внесении в Госрееср ОКН РФ объектов культурного наследия  Севастополя(?)

Императивную попытку воплощения всех вышеперечисленных тезисов, как мы считаем, «масонской концепции» в российском городе-герое Севастополе, сейчас мы наблюдаем на Мысе Хрустальный и на Херсонесе…

19:52 Ведущая: «Считаете ли вы, что архитекторы несут определенную ответственность, как и политики, которая требует от них учитывать эстетические чувства общественности?»

Патрик Шумахер: «Я считаю, что архитекторы отвечают за то, чтобы создавать пространство, которое, по их представлению, будут способствовать улучшению продуктивности, улучшению жизни.

Да, здесь, конечно, нужно учитывать вкус, но в этой сфере и сфере эстетического омоложения экспрессию, мы — художники-эксперты, мы можем направлять рынок, вести его за собой. И даже многие предприниматели, такие именитые, как например Стив Джобс, они не проводили и маркетинговые исследования, чтобы выяснить, чего собственно хотят люди. Они руководствуются интуицией, которая подсказывает им, что могло бы сделать жизнь лучше. Затем они делают первый шаг и реализуют это что-то. А признание, собственно, приходит здесь уже в дальнейшем.

То же касается и великих художников, кажется, что они делают что-то провокационное, но когда, скажем, когда Христо упаковала Рейхстаг, казалось — это нечто абсурдное, сюрреалистичное, что совершенно не понравится широкой общественности, но все были в восторге, вокруг собралась радостная толпа. То есть это работает, даже если мы говорим только об эстетической составляющей. 

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Но, архитектура это нечто больше. Внешний вид объекта, производимое впечатление, отражает то, для чего он собственно создан, если он используется для чего-то жизнеутверждающего, чего-то прекрасного, то люди будут ассоциировать внешний вид, эстетику этого объекта с его предназначением и начнут проникаться к нему любовью.

Так что эстетические представления меняются в зависимости от того, какую траекторию здесь задают предприниматели, великие художники и архитекторы. И я считаю, что в данном случае, не нужно придерживаться среднего знаменателя. Это никогда не приводит прогрессу. Движению вперед способствуют люди, которые не боятся идти на риск…»

Как мы видим, новатора, можно сказать «революционера» от архитектуры, вовсе не интересует сохранение аутентичности и исторического духа городских  поселений и мнение общественности, которое он называет «средним знаменателем».

Не важно, что данное умозаключение Шумахера противоречит им же пропагандируемой  «идеологии свободы, индивидуализма, предпринимательства, самоорганизации, участия и установления социального порядка в большей степени снизу вверх», что он называет «сетевым обществом с большой личной инициативой«.

Главное, что его позицию  разделяют высокопоставленные чиновники Севастополя, которых, судя по всему, мало волнует, что Общественная организация «Легендарный Севастополь» считает застройку мыса Хрустальный  “преступлением государственного масштаба” и готова доказать это в любом суде?

Для них не важно, что люди протестуют на площади Нахимова и сбирают подписи за сохранение аутентичности Херсонеса, в рамках обсуждения проекта «культурного кластера» направляют замечания о недопустимости строительства объектов капитального строительства на территории ОКН федерального значения «Форт Меньшиков»?

«Красота пространства, это своего рода чувственно коммуникативный сигнал, способствующий пониманию его функции, а форма выражает его характер.

Пространства вызывают у нас определенный отклик, они сигнализируют нам о том, с чем мы имеем тут дело», — считает Шумахер.

Вникнув в эти красивые слова зарубежного специалиста, прислушаемся к своим внутренним ощущениям и попробуем найти ответ на вопрос:  какой отклик вызывает у вас пространство театра оперы и балета, и о чем оно вам сигнализирует?

С чем мы имеем тут дело?

Вид современного зрительного зала театра оперы и балета изнутри, выполненный в стиле параметризма.

Развожаев представил  "австрийскую" концепцию театрально-образовательного кластера на мысе Хрустальный

Такими ли нелепыми кажутся вам ассоциации Регины Матвеевой, посчитавшей, что «театр изнутри, похож на чрево: то ли змеи, то ли дракона с коричневой чешуёй»? 

Продолжая предложенную аналогию, про оформление зала можно сказать, что оно напоминает  жабры и складки пищевода, желудка, переваривающего человеческие массы, освещаемые сверху дольками «огненной железы» мифического существа. Вот как ее описывают:

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Приглушим свет в зале Фотошопом и зададимся нелепым вопросом, а что если зрители, полагающие, что просто смотрят спектакль (балет, оперу) на сцене, являются невольными участниками какой-то тайной мистерии, истинные цели который им неведомы?

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

«Путь Дракона основан на самопосвятительной магии Ночной Стороны. Он содержит таинство инициатического перехода души смертного существа к воплощенной Богоформе через духовную смерть и перерождение в Чреве Дракона, в самом сердце Драконианского Пламени.

Храм Восходящего Пламени является храмом Люцифера. Люцифер – символ и покровитель Века Пробуждения. Он выступает как врата и наставник на Пути Само-Обожествления, просвещения, свободы духа, пробуждения души от сна невежества. Он – источник всего просвещения и один из первобытных Драконианских Богов. Он – Посвятитель Восходящего Пламени (человеческой Воли к Превосходству, что усиливает духовное восхождение) и является покровителем Храма, который был основан проводить Поток Несущего Свет и Гнозис Пустоты. Это Гнозис Дракона, что веками был забыт, утерян, неверно понимался и был искажен, сейчас он возвращается обратно в мир в форме первобытного Драконианского Потока, заземляющегося посредством личностей, обладающих способностью получать и проводить это знание…» говорится в Люциферианских ритуалах про Храм Восходящего Пламени.

Как известно, дракон это мифологический змей, библейский образ которого также используют некоторые известные религиозные институты:

Зал Папской Аудитории внутри и снаружи. Голова статуи Иисуса, все в форме змеи или рептилии. Источник фото>>

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Напомним. Масонство — Freemasonry, Freimaurerei, Franc-maçonnerie – массовая гностическая идеология Нового времени, сыгравшая важную роль в распространении в общественном сознании – адогматизма, в Церкви – экуменизма, в общественно-политической жизни – толерантности. К проявлению данного понятия в жизни можно отнести: памятники примирения, коленопреклонения перед могилами бывших агрессоров, проведение Международных ЛГБТ-кинофестивалей «Бок о Бок», санкционированных и утвержденных на государственном уровне.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Реализуется это все посредством взращивания и введения во власть всяких «молодых и перспективных» ГНВ (губернаторов новой волны) из числа миллениалов, характеризующихся прежде всего глубокой вовлечённостью в цифровые технологии и подменяющие ими живое общение с людьми.

Именно такие ГНВ и их кураторы, управляемые извне, манипулируя поручениями президента,  представляют ему, на наш взгляд, явно  «масонские» проекты, типа культурного кластера на Мысе Хрустальный в Севастополе.

Можно долго спорить о том, на что это похоже, но так и не прийти к единому мнению. И это как раз укладывается в концепцию масонства об адогматическом изменении жизни общества.

Система убеждений масонства 1) недогматична; 2) в центре этой системы стоит данная и единственная в своем роде община.

Остановимся на первом признаке этой системы.

Адогматизм

Существует два воззрения на мир: догматическое и недогматическое. Первое является обычным и обыденным. Догматика в обычной жизни и в быту присутствует повсеместно. Только твердо зная, что огонь добывается трением и что камень падает вниз, можно вести упорядоченный и относительно безопасный образ жизни.

Это тем более верно для сферы отвлеченной. Здесь догматический подход выражается прежде всего в языке. Чтобы речь была возможной в принципе, необходимо, чтобы каждое слово имело в высказывании свое определенное значение, и это значение не было произвольным.

Из сказанного ясно, что даже догматы обыденной жизни вполне сочетаются с верой, поскольку самые фундаментальные положения принимаются без исследования, на веру. Поэтому догматическая система воззрений является весьма существенной для любых государственных и общественных установлений. Такая система присуща и Церковному учению, которое называется “догматическим”.

Адогматическая система – это живая жизнь без верха и низа, расплавленная магма бытия. Такое поэтическое миросозерцание является новейшим, и возникает в последние века Западной цивилизации.

Способы реализация данного принципа в архитектуре «вольными каменщиками», которые выводят своё происхождение от Адонирама (Хирама — мастера, который строил первый Иерусалимский Храм), мы представили выше.

В адогматической системе камень может вести себя как угодно, а слово может значить то одно, то другое, то все вместе взятое.

То же касается абстрактных и отвлеченных понятий типа «семья», «брак» и «Бог»…

Великий Архитектор Вселенной (ВАВ) в масонстве — универсальное и нейтральное обозначение Верховной Сущности (Бога), в которое верит каждый член братства, при этом как и в кого верить — личное дело каждого масона, в зависимости от его вероисповедания.

В обыденном плане такое воззрение является опасным для жизни, но не менее опасно оно для любой упорядоченной философии и веры.

Проникая внутрь государства и общества, а также Христианской Церкви, адогматизм начинает выступать в своем истинном виде – в виде революции.

Среди множества адогматических систем особенно выделяется масонская идеология. Кратко выражая ее сущность, можно сказать: масонство – это порыв к жизни без оснований; к жизни как таковой; к жизни, потому что она живет сама собой. В этом смысле масонство справедливо может быть названо революцией, хотя бы даже еще бесформенной, еще не направленной на разрушение чего-то определенного. Масонство – это всегда великая революция, даже если выглядит всего лишь как туман в пробирке.

Но, формирующая образ жизни человека архитектура, это уже материально ощутимая реальность.

Масонство – первообраз всех переворотов, та бесформенная основа, где все вещи вместе. Оно одновременно и первобытная неустроенность мира, и хаос, который должен наступить после всех потрясений. Масонское братство выступает в одно и то же время и как итог Отступления от истины, и как первообраз всех отступлений.

Орден масонов, как считается, тайно управляет мировой экономикой и политикой. Возник он еще в Средние века, как «гильдия вольных каменщиков». Главной идеей было обеспечение всеобщего счастья путем изменения к лучшему поведения каждого отдельного человека. Сегодня в программу Ордена входит установление господства над миром путем влияния на подсознание людей и их поведение. При этом используются многочисленные символические знаки и жесты.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?
Меркель с жестом «тройная шестерка» и Клинтон с жестом «рог дьявола».

Самые известные символы масонов можно встретить на стенах храмов и различных архитектурных объектов, на денежных купюрах, гербах, а также на украшениях и предметах, повседневно используемых людьми, в том числе публичными персонами. Подтверждениями этого переполнен интернет. О его роли и ближайших планах демиургов грамотно и доступно рассказано в этом видео:

Из Библии нам известно, что Сатана — Бог этого падшего и темного мира (2 Коринфянам 4:4). Сатана известен как змей в Эдемском саду, который своими хитростями вводит людей в свои планы.

Паранойя или архитектурная революция масонов в Севастополе?

Теперь Змей сбрасывает свою кожу — нынешние мировые парадигмы, чтобы править всем миром и свергнуть оставшихся истинных христиан.

* Змеи сбрасывают свою кожу, чтобы обеспечить дальнейший рост и удалить паразитов, которые, возможно, прикрепились к их старой коже. Когда змея растет, ее кожа растягивается. В отличие от человеческой кожи, змеиная кожа не растет по мере роста пресмыкающегося. В конце концов, змеиная кожа достигает точки, где дальнейший рост невозможен.

Согласно христианской доктрине, чтобы сатана установил единый мировой порядок Антихриста (откровение 13-14), он должен сначала разрушить общество и существующие мировые системы, чтобы освободить место для своего нового мирового порядка. Он рвет свою старую кожу — ломает нынешние мировые системы, правительства и общественные культуры, чтобы освободить место для своего роста.

Отсюда понятен смысл змея у масонов.

Комментарии ОД “5 Оборона Севастополя”:

Вышеприведенное исследование наглядно показывает, что предложенный проект так называемого «театрально-образовательного кластера» на мысе Хрустальный является попыткой практической реализации масонских идей архитекторов — параметристов и деконструктивистов в российском городе-герое Севастополе, ведущей к разрушению исторического облика и аутентичности этого оплота российского патриотизма.

Программа, по нашему и мнению многих представителей севастопольской интеллигенции,  осуществляется в совокупности с одновременным разрушением Херсонеса Таврического и других объектов культурного наследия — «мест силы» Севастополя. Взамен этого планируется воздвигнуть символы власти вершителей нового мирового порядка(?)

Остается задуматься, кто является куратором всех этих чуждых для города и его коренных жителей проектов, и кто из «мирян, взыскующий масонского света», после выполнения «домашнего задания», возможно, пройдет ритуал посвящения в «первый градус», чтобы стать «свободным — лишенным предрассудков и сковывающих разум цепей фанатизма», ибо, как говорится в масонском катехизисе, «тот, кто не может пользоваться свободой, должен быть отторгнут от наших тайн как не умеющий управлять своим поведением и не способный выполнять взятые на себя обязанности»…

Конечно, к гипотезе «архитектурной революции масонов в Севастополе» можно отнестись как к паранойе, посмеяться и продолжать дальше искать ответ на вопрос: почему явно не соответствующее стилю и облику города здание (на чтобы он не было похоже) упорно пытаются воткнуть в знаковое место города-героя федерального значения Севастополя, первым открывающееся с моря, авансируя его, как новую визитную карточку города?

Ждем ваших версий и комментариев по этому вопросу, уважаемые читатели.

По материалам собственного расследования,
от имени ОД “5 Оборона Севастополя”
Дивергент

Статьи по теме: 

Замечания о недопустимости строительства объектов капитального строительства на территории ОКН федерального значения, «Форт Меньшиков», в рамках обсуждения проекта «культурного кластера»

Театр оперы и балета Севастополя будет являться визитной карточкой города, такой же как «Черный бриллиант» в Копенгагене — гей-френдли месте на Земле

Развожаев представил  «австрийскую» концепцию театрально-образовательного кластера на мысе Хрустальный

Архитектурная «атональность» в проекте Хореографической академии в Севастополе

Общественная организация «Легендарный Севастополь» считает застройку мыса Хрустальный  «преступлением государственного масштаба» и готова доказать это в любом суде

Поддержите нас - поделитесь этой новостью!

Комментарии Facebook

Похожие записи

2 Комментария

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *